Парадный вход в 'ЗАКОН ЖАНРА'
Тексты Аудитория Равняйсь! Анатомичка Курилка Худ.Советы Архив
к списку next

Украинско-японский унисон.

Из цикла "Периферийный рекламизм"


Как-то нам поступило задание на изготовление оригинальной рекламной идеи по продвижению линейки новой телефонной продукции компании Панасоник. Всегда, когда речь заходит о товаре, который представляет для меня интерес и вызывает доверие как у потребителя, меня (как оформителя и рекламиста) охватывает радость по поводу косвенной причастности к этому самому качеству товара и его репутации. Телефоны Панасоник для меня всё равно, что джинсы Ливайс, или магнитофоны Тандберг, являлись всегда самыми "телефонистыми" из всех мне известных. Поэтому я ничуть не сомневался в том, что работать над этой темой мне будет просто, интересно и, главное, — не стыдно. Я верю в то, что хорошему товару всегда легче придумать достойную идею, в отличие от товара сомнительного качества. Объясняю это просто: у лучшего товара есть больше степеней отстройки, т.е. больше шансов сфокусировать внимание на уникальном торговом предложении. В ситуации с таким объектом, как телефон этой уважаемой фирмы, проблем не было никаких. Идея родилась мгновенно и окончательно. Других вариантов у меня и быть не могло. Панасоник, как и автомобили Форда, ассоциировался в моей голове, как рабочая лошадка — простой, понятный, неброский и в меру надёжный. Во всяком случае, сколько я бы их стареньких не видел (на некоторых уже стёрлись все цифры и буквы) они продолжали работать и чисто передавали сигнал. Таким образом, сам собой "выплыл" на поверхность главный образ — образ рабочей лошадки. Он мне показался простым, понятным, незатасканным и очень уместным, что самое главное.

Теперь необходимо было найти изобразительный ряд. Сперва я взялся ворошить свои старые снимки в надежде откопать хоть что-нибудь подходящее. Но тут же обнаружил тщетность своих усилий. Любое натуралистичное изображение лошади уводило в лучшем случае в страну Мальборо, а в худшем устойчиво попахивало конским навозом. У меня в руках был тяжёленький, приятный на ощупь, пластиковый аппарат с упругими кнопочками и с запахом высоких японских технологий. Это никак не вязалось с тёплой, храпящей и пугливой громадиной. Тут нужен был компактный предметный её "выразитель". Так я подобрался к игрушке. Это было уже "теплее". Я стал оглядываться по сторонам в поисках всевозможных представителей конного царства. Одни не подходили по пластике, другие не соответствовали требованиям профессионального характера... В результате, как ни странно, из гаража была извлечена на свет фигурка лошадки, вырезанная из дерева каким-то неизвестным аматором из украинской деревни, непрофессиональным резчиком по дереву. У меня давно валялась эта парочка (мама и жеребёнок) которые отличались друг от друга только размером и пропорциями тела. Но ввиду аляповатости народного творчества выраженного в скудной флористической раскраске и всей цветовой гаммы (оранжевый с ядовито-зелёным) они долго "отбывали наказание" вне поля моего зрения. Однако мне пришло-таки в голову перекрасить их в белый, чтобы оценить наибольшую подходящесть к моим "японским" задачам. Их простая и обобщённая форма парадоксально оказалась абсолютно идеальной, невзирая на всю грубость и примитивность. По весу они были точь в точь, как телефон, а по форме не уступали последнему. Из двух я выбрал ту, что поменьше. Жеребёнок был более головаст и трогателен, и поэтому более привлекателен, как "одушевлённый" предмет. Антенка-хвостик стала тем самым последним штрихом к портрету нашего героя. Правда, пришлось тщательно подобрать ей размер и угол наклона относительно крупа. От этого нюанса характер настроения всего образа изменялся до неузнаваемости. Это была, пожалуй, самая кропотливая и длительная возня в этом сюжете и длилась она вплоть до нескольких дней. Мне хотелось подчеркнуть, ко всему прочему, ещё и японское лошадкино происхождение. Потому-то я и повесил её на шнурок (причём на настоящий японский шнурок, отобранный от одного традиционного сувенира) чем придал ей торжественности и важной исключительности в самой подаче.

Оставался текст и общая композиция в листе.

Просто написать "рабочая лошадка" мне казалось недостаточным для рекламного слогана. Нужно было под эту картинку придумать, что-то более душевное и личное, как мне тогда представлялось. Я обратил внимание на дизайн аппаратуры Панасоник и отметил тот факт, что вся она была достаточно стилистически культурно и скромно исполнена. Ничто не резало глаз формально и не раздражало функционально. Очевидно, что само собой напросилось то главное и наиболее выразительное слово, которое стало ключевым и сделало народный шаблон рекламным слоганом. Слова "Панасоник. Ваша скромная телефонная лошадка", положенные на изображение, где незатейливая беленькая игрушка с антенкой в попке символизирует простоту и прозрачность самого подхода фирмы к дизайну и всему прочему, легли как нельзя лучше на тот эмоциональный ряд, который я пытался построить.

Далее я быстренько композиционно обыграл японскую пространственную эстетику, снабдив всё изображение достаточным количеством "воздуха" и применив традиционные цветовые сочетания. Поместил всё изображение в широкую белую рамку, на которой впоследствии должны были помещаться модели телефонной продукции с описаниями.

Так задрипанная и непрофессиональная украинская поделка стала незаменимым материалом для рекламы всемирно известной японской фирмы на Украине.


к списку next
вверх Тексты Аудитория Равняйсь! Анатомичка Курилка Худ.Советы Архив вверх